Танцы до упаду | Полина Санаева

Танцы до упаду | Полина Санаева

После генерального прогона у Аси поднялась t до 39. Всю ночь ее рвало. В результате утром я проспала, а значит не разбудила Гаса в школу. Позвонила классная с вестью о том, что он снова прогуливает. Я сказала, что нет!, что я знаю, — он дома. Но не смогла четко соврать на ее резонный вопрос: почему?
По вздоху поняла, что записана в нерадивые попустительницы.

Потом потерялся специальный танцевальный носок.
Потом Гас был послан в магазин и на обратном пути потерял 500 руб.
Ася перестала есть и пить, а просто лежала на боку.
«Как ты могла так подвести Екатерину Андреевну?» — шипит Гас.
«НУ, Я ЖЕ ПОЙДУ! И БУДУ ТАНЦЕВАТЬ!!!»
Это было сложно представить.
У меня давно была кошка, она когда болела, так худела, что в лежачем положении выглядела просто как шкурка, брошенная на пол.
Ася выглядела почти так.

Потом нашелся носок, но я уже была расстроенная из 500 р., так что находка казалась неравноценной потере.
Потом Гас стал собираться на концерт и понял, что его балетки забыты где-то примерно на 12 ряду зала, где они вчера вечером переодевались. побежал искать.
Вливаю в Асю «Нурофен», одеваю в принцессыно платье, идем на выпускной.

Там все девчонки в ТАКИХ прическах, которые в Дагестане называют свадебными. Это значит много лака, много блеска, максимум объема. А одна девочка даже была в пышном белом платье, в перчатках по локоть, и в колье с камушками.
Короче, если в качестве сценария брать свадьбу, то она выглядела так, будто эта свадьба — лично ее.
Бледная Аська держалась молодцом, только дышала ртом и громко шмыгала носом. Не забыла ни одного стиха и еще и пела.

К чаепитию Гас позвонил уже три раза и три раза нашипел на меня в том смысле, что почему мы еще там?, а не на репетиции. Он думал, раз балетки нашлись, ему можно.

Щас внимание: когда нам надо было выходить и бежать на концерт, раздался гром и полил дождь.
Пришлось на пышное принцессыно платье одевать одну теплую кофту и одну спортивную и еще вниз кроссовки, в результате чего Ася стала выглядеть как пани Броня, если кто помнит такую светскую персонажу.

За сценой происходила дикая ажиотация. Надо было быстро переодеться в телесные колготки и сделать пучок. 12 невидимок, литр лака, стакан слез и дело сделано. Предстояло еще три смены костюма. И три «наших» номера.

— Ну как тебе моя? — спрашивает Гас.
— ну так, ничего…
— нет, ты посмотри повнимательней.
Смотрю повнимательней. На полголовы выше, на два года младше, поит Асю водой — подходит.

— у тебя не ярко-красная помада! надо ярче!
— ужас, белые трусы забыла!
— ничего, я вообще в зеленых.
— КАТЯ! Кто здесь Катя Грыжина? Дедушка принес тебе носки!
— Где моя балалайка?

Начинается концерт. Для выхода на сцену малышей выстраивают в рядки, они все время расползаются, либо валятся как кулечки, озираются, ковыряются в носах, в попах, с них валятся банты и сползают штаны. Родители щасливы.

Толпы детей под приглядом «дежурных родителей» бегают туда-сюда. Зал забит не дежурными родственниками. Их дело умиляться.

Дети, целый год репетировавшие в трико не узнают друг друга в костюмах.
— Ты кто?
— Я — птица.

По огненному оперению я решила, что это как минимум Жар-птица. Но номер назывался «Снегири». Человек 20 удивительно длинноногих снегирей выпорхнуло на сцену и затопало так, что пол задрожал. В целом номер мне понравился, хотя единственное, что напоминало снегиря — это выпуклая красная грудь солистки (старшая группа).

Прибегает красная (лицом) руководительница младших и начинает дергать всех за руки приговаривая:
— Бессовестная! Хамка! Иди сюда! Вы артистки, или кто? КАК МОЖНО ВЫСОВЫВАТЬСЯ ИЗ-ЗА КУЛИС!!!

Тут объявляют их номер, она дает артисткам пинка, они ошалело вываливаются на сцену под ее рычание — УЛЫБАЙТЕСЬ! УЛЫБАЙТЕСЬ!

И что характерно — они правда улыбаются, держат линию, спины и все, что надо держать.

И что характерно — мои тоже.

Для меня это фантасмагрия. Я отвела их на танцы в сентябре, сама водила до конца ноября и больше в деле не видела. А тут!

Когда Гас хвалился, что все в него влюблены, я смеялась и говорила, что кроме него в группе есть только Семен, а Семен настоящий Пончик, так что выбор у девочек небольшой, и что это они от безысходности. И ВООБЩЕ! тем, что он такой крассавчик он обязан папе, а тем, что такой умник — маме, и что гордиться тут абсолютно нечем)
Но вчера я поняла, что имею к этому мальчику только косвенное отношение.

У него было три сольных номера, в одном из которых зал ахнул и разразился аплодисментами. Разножки, поддержки, прыжки… И главное спина, разворот плеч и улыбка. Все какое-то незнакомое и почти профессиональное.
Вот только что стоял, дурачился, подзатыльник получил, а раздались первые такты и он каааааааак затанцевал!
Там один мальчик забыл убрать за собой декоративный плетень (номер «Плетень») и убежал со сцены. Гаса попросили выручить. Так он даже за плетнем вышел с улыбкой и в то же время с неторопливым достоинством. Глядя в зал и давая понять: так и было задумано.
Я бы (в его годы) уставилась в пол, споткнулась, свалилась на плетень и позволила об этом шутить лет через 10. Да и в свои годы сделала бы все точно также, только рассмеялась бы сразу. Неплохой результат работы надо собой к 37, я так щитаю.

Асю снова стошнило. бежим в туалет, умываемся, сморкаемся. «Давай домой поедем» — «Нет, мне еще на финал надо выйти».

Переодевания в бешеном темпе. Последний номер, где он солист. Время еще есть. Но он уже одел костюм, отороченный мехом.
— Ты говорил в нем жарко! давай снимем!
— А что делать? (тон из разряда: а кому щас легко?)
Скоро я понимаю почему он спешил с переодеванием. Девочки окружают и гладят по меху приговаривая: каюрчик, Гасанчик. Он балдеет.
Я театрально кашляю.

Кругом безумие.
— А ты кто?
— Я — гномик.

— Я так волнуюсь, что сейчас заплачу!
— А я уже плачу!!!! мне мама шпильку больно воткнула!

Финал — это когда на сцене все сразу. аплодисменты. овации. вручение цветов. я своих не вижу.
Наконец заканчивается. Прибегает девочка — «С Гасаном что-то случилось, он весь финал плакал».
Бегу в обход в противоположную кулису — через сцену нельзя.
Прибегаю. Он сидит с букетом в руках и рыдает в аськиных объятиях.
Причина — кто-то сказал, что в одном из номеров он не успел на кручение, в результате — кручение было несинхронным!
Я подхожу, он отталкивает и меня и Аську заодно.
Приходит руководительница и говорит: дайте его мне!
Хорошо поставленным голосом и гипнотическими интонациями:
«ВСЕ БЫЛО ПРЕКРАСНО! ТЫ МОЛОДЕЦ! ВСЕ МОЛОДЦЫ! ВСЕХ ЛЮБЛЮ»
Начинается какая-то свалка.

Сидим на стуле. «Смотри, какой роскошный букет, мне никто таких не дарил, а тебе подарили». Он всхлипывает.

— Никто не расходится, сейчас будут подарки!

К нам подходит дежурная родительница.
— Гасан, тебе подарят подарок, а ты подари этот букет Екатерине Адреевне!
— Он мой, я его уже маме подарил.
— А ты скажи, что решил его ей подарить.
я пинаю его вбок.
им вручают красивые кружки, шоколадки, соки и пр.
— Екатерина Андреевна, я решил… (протягивает букет) короче вот.

Памятник бы этим женщинам, а не букет.

— Два занятия пропускаем, а в среду всех жду, — говорит наша Екатерина Андреевна, когда все поздравления окончены.

В холле к Гасу подходят — «ты молодец», «здорово». Он утешается.

Я останавливаю такси у аптеки, говорю, что мне надо деньги разменять.
— Дайте, пожалуйста что то очень сильнодействующее обезболивающее.
— Кеторол?
— А их можно выпить две? (я хотела выпить три, но выбрала среднее)
— Не нужно.

Я то хотела им еще праздничный ужин, с детским шампанским, с чипсами, тортом.
Но мне еще Асю лечить.
Поднимаемся по лестнице.
— Иди, сразу купаться.
— Не, я поем сначала.
— Вчерашние макароны могу разогреть.
— А томат с чесноком сделаешь?
— Угу.
— Класс! обожаю!

Это ли не истинная скромность звезды?

Танцы до упаду

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:bye: 
:good: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:negative: 
::angel:: 
::redin:: 
::bravoo:: 
::carzy:: 
::devil:: 
::inlove:: 
::kiss:: 
::sorry:: 
::pardon:: 
 

*

Scroll Up