Олег Санаев

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Индийский океан

Дарвин – Джибути
(8 августа 2002 г. – 18 января 2003 г.)

 

3,7-метровая яхта «Саид» – не из тех, которая делает что-нибудь быстро. Но тем не менее при постоянном попутном ветре фактически за месяц она прошла 2050 миль и 10 сентября была уже на Кокосовых островах. Капитан здесь снова почистил корпус, набрал воды и, естественно, кокосовых орехов и уже 14 сентября держал курс на Шри-Ланку. Он спешил. От маршрута вокруг Южной Африки, мимо мыса Доброй Надежды в Атлантику и дальше, в Америку и Канаду – от нового продолжения старого и однажды уже пройденного пути пришлось отказаться по семейным обстоятельствам.

Но и полностью повторять маршрут возвращения домой тоже не хотелось, и Гвоздев от Кокосовых островов двинулся не к архипелагу Чагос, где уже был, а на Шри-Ланку, в Коломбо.

Начало октября 2002 года запомнилось собственным бессилием в борьбе со встречным ветром и течениями. Так, за первую неделю месяца удалось пройти только 17 миль, а 3 октября за сутки упорной лавировки яхту снесло назад на 4 мили. Воспользоваться судовым мотором Гвоздев не мог из-за ограниченного запаса топлива, да и вряд ли 3-сильный «Джонсон» тут бы помог. В общем, повторился ухудшенный вариант ситуации в Магеллановом проливе с той лишь разницей, что в Южной Америке при встречном ветре продвигаться вперед все же удавалось.

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Военные моряки Шри-Ланки встретили Е. Гвоздева как коллегу

Происходило все это в том районе Индийского океана, где через три года, в январе 2005-го произошло сильнейшее землетрясение, после чего случилось жуткое цунами – убийца, наделавшее столько бед во всех прибрежных странах. Впрочем, даже если бы эти природные катаклизмы разыгрались тогда прямо под днищем яхты «Саид», ее капитан вряд ли заметил бы зарождение губительной волны, истинный характер которой проявляется только на мелководье, у берегов.

Со времен первой кругосветки, когда в Тихом океане небольшой кит легонько поиграл с яхтой «Лена», и она благополучно съехала в воду с его лоснящейся спины, Гвоздев до смерти боялся этих огромных животных. И поэтому очень испугался, когда недели за две до подхода к Шри-Ланке ему встретились киты. Но они были не игривыми, не агрессивными, а спокойно занимались кормежкой на стыке течений и никакого интереса к миниатюрной яхте не проявили.

Зато никакого почтения капитан «Саида» не испытывал к небольшим акулам и любопытным морским львам (в Южной Америке), которых попросту стукал пустой пластиковой бутылкой по носу – не больно, а шуму много, и хоть немного отпугивает. Для той же цели в Индийском океане использовал китайскую пиротехнику, которой много не только в России. В частности, петарды. Шума они производят несравненно больше, но пугают не всех, а акул даже привлекают. Киты фейерверка не замечают – уходят только дельфины.

Запасы воды, пополненные на Кокосовых островах, позволили жить довольно комфортно, используя ее в сутки до трех литров. Но проблемой оставалось мытье, купание – для этого, естественно, используется забортная вода, после чего следует обязательное протирание технической пресной, на что идет 200-250 миллилитров. Подобное омовение маловодным способом следует 1-2 раза в неделю, мытье головы – 2 раза в месяц. Обилие пресной воды и душ – это примета и привилегия крупных яхт, для Гвоздева недоступные. Чтобы не возникало проблем с прической, он очень коротко стригся в каждом крупном порту, но так как яхта тихоходная, а расстояния в океанах огромные, измеряемые не столько километрами, сколько месяцами, то к следующему яхт-клубу или марине приходил уже обросшим, как Робинзон Крузо. Парикмахерские услуги считает дорогими – $ 15-20.

5 ноября пришел в столицу Шри-Ланки Коломбо. В российском консульстве продлил срок годности старого, еще советского паспорта. Из-за того, что иммиграционные власти из порта выгоняли и требовали высокую плату за стоянку, ушел быстро, через неделю. Обогнул юг Индии и уже 22 ноября был в Кочине.

По мировому и, к сожалению, собственному опыту капитан «Саида» знал, что этот «уголок» Индийского океана известен многовековыми пиратскими традициями. В первом плавании именно в этих местах (но на африканском побережье) его уже грабили «партизаны» с автоматами Калашникова. Было это на сомалийском мысе Рас-Хафун в середине 1995 года, и уцелел Гвоздев благодаря чистой случайности: у бандитов было мало патронов, и судьбу российского моряка они решили голосованием. Яхту, правда, ограбили единогласно и подчистую, оставив только комплект драных парусов, две канистры воды и немного риса, которым Гвоздев питался две недели, добираясь до Джибути. Об утраченном тогда фотоархиве первой кругосветки он горюет до сих пор.

На этот раз, зная лихие нравы сомалийских берегов и острова Сокотра, здешние «народные промыслы», капитан вел свою яхту в обход, «огородами». Из Кочина пошел в Аравийское море не сразу, а сначала двинулся на север, откуда через несколько дней взял курс на Джибути. Так, конечно, путь был длиннее, но безопаснее.

50-суточный переход от Индии к Африке был благополучным, достаточно рутинным и запомнился тем, что именно в Аравийском море Гвоздев встретил новый 2003 год. Праздничный обед по этому поводу (уже ощущался дефицит продуктов) был скромным и в основном из консервов: картофельное пюре, капуста квашеная, рыба в томатном соусе, на десерт банка «Пепси-колы», печенье и чай, много чая. Благо, встреченные за неделю до этого рыбаки подарили большую банку хорошей заварки.

Через две недели после новогоднего праздника, 13 января, Гвоздев привел своего «Саида» в Джибути, африканский порт на входе в Красное море. За семь лет до этого он впервые пришел сюда на пустой яхте «Лена», пришел ограбленный и униженный, в шоке после несостоявшегося расстрела на мысе Рас-Хафун. На этот раз все было благополучно, если не считать скандала с портовыми властями, которые требовали большие для Гвоздева деньги за пресную воду. Индийский океан, третий преодоленный им в этой кругосветке, был за спиной, и настроение по этому случаю – соответственное. И хоть Красное море географически тоже считается частью Индийского океана, оно психологически уже не отдаляло от дома, а приближало к нему и после огромных океанских расстояний казалось небольшим.

***

Для того, чтобы рассказ о заключительной части второй гвоздевской кругосветки был более динамичным и не ограничивался перечислением дат прихода-ухода и названиями портов, последняя глава будет написана в виде диалога путешественника с редакцией газеты «Дагестанская правда», бывшей информационным спонсором проекта. Напоминаем, что финансами его поддерживал мэр г.Махачкалы С.Амиров.

Время телефонно-телеграфного диалога – январь-август 2003 года, от прихода в Джибути до прибытия Е.Гвоздева в Махачкалу.

 

«Главное – дойти до Стамбула»,
или Последний бросок на север

 

Для нас, воспитанных на динамичных спортивных или военных репортажах, со словом «бросок» связывается нечто стремительное и неотвратимое. Удар, атака… Во всяком случае, что-то, длящееся доли секунды, часа или дня. А ниже последует рассказ о броске, занявшем более полугода. И единственное, что заставляет поверить в то, что это был все же бросок, – это его неотвратимость, вернее, неотвратимость достижения цели, то есть Стамбула. Потому что Стамбул для российских яхтсменов, ходивших вокруг света, да еще в одиночку – это вроде прихожей родного дома. А что там, собственно, остается? Трое-четверо суток пути по Черному морю – и вот она, матушка – Россия.

А пока из индийского порта Кочин, преодолев Аравийское море за 50 суток, Евгений Гвоздев (далее – Е.Г.) пришел в Джибути.

«Дагправда», 13 января 2003 года. Звонок в редакцию из российского посольства в Джибути. «У аппарата» дипломат Николай Вадимович Сидоров, который сообщает, что накануне туда пришла яхта «Саид». Сам Е.Гвоздев берет трубку и, тратя МИДовские деньги, восторженно и долго рассказывает, как 50 суток он шел из индийского Кочина до Африки, как встретил в океане новый 2003 год. Эйфория объяснима и понятна: благополучное завершение перехода через третий по счету океан, Индийский, окончание 50-дневного молчания, опять же благополучный проход мимо или вдали от сомалийских берегов, где в первом плавании, семь лет назад, он чуть не погиб.

Как стало понятно, в Джибути Е.Г. опекают российское посольство (что бывает далеко не всегда) и французские военные моряки. Во всяком случае, французы накормили и дали с собой две большие коробки с продуктами, фруктами и витаминами.

Задача для Джибути: дождаться денег от мэра Махачкалы и почистить днище яхты от травы и ракушек. На все это Е.Г. отводит 7-10 дней. По словам дипломатов, Гвоздев стал поджарым и стройным (уходил из Махачкалы упитанным и крупным), бодрым и бородатым (борода белая), весел и подвижен. Как он сообщил: «Команда здорова».

Е.Г., 17 января. В Махачкале сильно удивились, когда по посольскому телефону я сообщил, что не буду ждать присылки денег и завтра, 18 января, ухожу в Красное море. Это, конечно, раньше мною же назначенного срока, но мне надо торопиться домой. Деньги из Махачкалы понадобятся через 2-3 месяца для оплаты прохода Суэцкого канала ($ 400). А на переход до Суэца мне хватит оставшихся австралийских долларов, да и посольские скинулись на продукты и бензин для мотора. Спасибо им. И еще одно. Идти через Красное море с лишней сотней долларов просто опасно. Картами самого моря, вернее, их копиями меня снабдили немецкие военные моряки. Вместе с французами они патрулируют Баб-эль-Мандебский пролив, и я их присутствие оцениваю как совершенно необходимое в этом неспокойном и поголовно жующем наркотики районе мира. Лишь бы какой-нибудь авианосец сослепу меня не раздавил. Ведь Красное море – это проходной двор. Вернее, оживленная дорога, где маленьким, вроде моего «Саида», приходится хуже всех.

«Дагправда», 2 апреля. Е.Гвоздев 31 марта пришел в Суэц и позвонил по мобильнику своего «агента по проводке через Суэцкий канал», египтянина, знакомого еще с 1996 года. Деньги на проход канала ему отправили по системе «Вестерн Юнион», и на другой день он с благодарностью подтвердил их получение. Красное море Е.Г. пересекал два с половиной месяца, и последний звонок от него был в середине января.

Е.Г. 3 апреля. Послал в Махачкалу факс о преодолении Красного моря. Именно преодолении, потому что второй раз за последние семь лет приходится идти по нему против ветра. 65 дней против ветра! То есть галсами, влавировку. Ночью иду – в море, днем – к берегу. За 12 часов лавировки всего три мили по генеральному курсу. Иногда сносило на юг, то есть за день получался нулевой результат. По-моему, здесь круглый год один ветер – встречный!

Ночью с 30 на 31 января к северу от Массауа, то есть сразу за Джибути, сломался руль. И пока я убирал паруса, якоря не держали яхту, и ее выбросило на мель. Потом начался отлив, и к утру «Саид» был в 75-80 метрах от уреза воды. Три дня крутил хвосты африканским верблюдам и уговаривал их хозяев помочь, но нас было слишком мало. И только 2 февраля с помощью 15-ти рыбаков, проходивших мимо фелюг, сообща стащили яхту в воду. Здесь за все надо платить, и я отдал моим спасителям видеокамеру, подаренную мне в Махачкале.

А дальше… Дай, Бог, терпения с этими бесконечными лавировками в Красном море. Точно, как в старой еврейской песне про танц-класс: «Две шаги налево, две шаги направо, шаг вперед и две – назад». Именно так я и пилил от Джибути до Суэца 2,5 месяца! Встречал много рыбаков из Египта, Судана, Саудовской Аравии. Суда мелкие, рыбаки бедные. Агрессивности не было. Делился с ними чем мог.

31 марта, преодолев Суэцкий залив, вошел в Суэцкую бухту, и первый же полицейский катер притащил меня в яхт-клуб.

В Суэце стоял две недели. Ждал деньги из Махачкалы, чинил свой дохленький мотор. Египтяне подсунули бензин с соляром, двигатель не заводился, и я его убрал в кокпит. Австралийская семейная пара, идущая из Мельбурна в кругосветку на яхте «Интерлуде», обещала довести до Исмаилии – это половина канала.

Здесь же, в Суэце узнал о пожаре в школе для глухих детей в Махачкале. Общероссийский траур, и я приспустил на яхте флаги – российский и дагестанский. Соседи мне сочувствуют.

Отход снова был отложен из-за прохода большой группы американских военных кораблей и подлодок. Египтяне явно живут с двойной моралью: что американцы воюют с мусульманским Ираком – это плохо, а вот что они проходят Суэцким каналом и платят за проход – это хорошо. Вообще здесь правит только доллар. Мой знакомый лоцман за проводку «Саида» по каналу, кроме зарплаты, просит еще и бакшиш, то есть подарок. Отдал ему радиоприемник и десять долларов на обратную дорогу.

Австралийцы буксировали меня до Исмаилии, потом дали на время свой 15-сильный мотор, на котором я дошел до Порт-Саида. От платы они наотрез отказались и попросили только фотографию, где я строю яхту на своем балконе. С Джеком и Лидией мы простились как родные. Двигатель я им с благодарностью вернул, и мы разошлись в разные стороны.

«Дагправда», 6 мая. Сегодня с Кипра в редакцию позвонил коллега, сотрудник тамошней русскоязычной газеты, и сообщил, что то ли 30 апреля, то ли 1 мая Е.Г. увел своего «Саида» с благословенного острова. Так как Гвоздев особо информацией нас не балует, то события приходится реконструировать. Судя по всему, числа 18-20 апреля он был уже в Лимасоле, главном порту Кипра. Видимо, чистил днище яхты от водорослей и ракушек, если вода не холодная. Иначе, если не почистит, будет тащиться еле-еле. Следующего от него звонка ждем с какого-то из греческих островов. Туда же нужно будет послать очередную порцию помощи мэра – это деньги на проход Босфора, где сильное встречное течение и где без буксировки не обойтись.

Е.Г., 20 апреля. Итак, за неделю 14-20 апреля «Саид» дошел до Кипра. Здесь встретил катер морской полиции. Полицейские, рассмотрев российский флаг, дали продуктов, забрали судовые документы на оформление, утром отдали уже оформленными.

Почистить дно яхты, как ожидалось, не смог из-за холодной воды. Не поныряешь. 27 апреля отметил Пасху баней и обедом с друзьями – киприотами. Чинил трещину в носовой части «Саида», полученную при швартовке в Суэцком канале. Запасы эпоксидной смолы и стеклоткани еще из Махачкалы. Докупил продуктов. Подвергся набегу местных телевизионщиков. Они одинаково нахальные и беспардонные во всем мире. Зато вечером меня показали по «ящику», и утром люди со мной здоровались на набережной.

Таким же будничным и нудным, как моя жизнь на Кипре, был последовавший затем переход Кипр-Родос. Меня встречали или штиль, или слабый ветер. Продвижения никакого – за день 5-10 миль при норме 45-50. Терпение, капитан, терпение! От Лимасола я намеревался идти прямо в Стамбул, но недельный по обычным меркам переход занял 24 дня! Штиль, потеря времени и хода, быстро кончилась вода – пришлось заходить на Родос. Но нет худа без добра – после звонка в Махачкалу мне прислали денег, и теперь я могу не думать о том, как пройду Босфор. 26 мая позвонил в Махачкалу Саиду Амирову, поблагодарил за поддержку, сообщил предполагаемое время прихода домой, но предупредил, что яхта – это не поезд и не авто, по расписанию ходит редко.

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

В Турции. Под турецким флагом До России – один переход через Черное море

Ушел с Родоса 27 мая. По-прежнему в Эгейском море штиль или встречный ветер. Иду влавировку, то есть из стороны в сторону, и не укладываюсь ни в какие сроки и расписания. Курортного плавания в курортном районе мира, когда Анталья остается справа, не получается. Мучаюсь от вынужденного безделья. А тут еще греческие пограничники вблизи острова Калимнос ночью прицепились ко мне с претензиями: мол, непорядок с ходовыми огнями, двигатель не исправен, и вообще слишком малая яхта не вписывается ни в какие стандарты. А хуже всего, что их дозорный катер взял меня на буксир и снова притащил на Калимнос, откуда я ушел три дня назад. Скорей всего, на самом-то деле греков смутило, что на малой незаметной яхте с мусульманским названием «Саид», вблизи турецких берегов (а они здесь действительно близко) капитан непонятной национальности подавал ночью какие-то сигналы (а на мачте работал строболайт – импульсный проблесковый маячок). В общем, у меня был полный набор подозрительных признаков, которых вполне достаточно, чтобы при традиционно напряженных отношениях между греками и турками загреметь в здешнюю каталажку.

На утро, после проверки судовых документов, получения рекомендации из нашего посольства в Джибути и звонка российскому консулу в Пирей, меня отпустили. Хорошо еще, что греки не знают моей присказки: «Главное – дойти до Стамбула», которая одинаково уместно звучит что в Тихом океане, что в Средиземном море.

А одно торжество я все же «зажал»: 20 июня, в пятницу, южнее острова Лемнос «Саид» пересек собственный курс, проложенный четыре года назад на пути «туда». То есть круг по шарику здесь замкнулся, и я стал обладателем двух кругосветок. Спортивные и географические условия похода были выполнены, остались общечеловеческие – дойти туда, откуда ушел, то есть до Каспия, до Махачкалы. Завершение второго круга на борту никак отмечено не было – ни купанием, ни обедом. Из-за долгой штилевой нервотрепки устал и вымотался. Не то настроение – три месяца в Средиземном море вместо одного! Озвереть можно.

«Дагправда», 7 июля 2003 г. Если долго мучиться, что-нибудь получится! Рано утром Гвоздев сообщил, что вчера, несмотря на штили и встречный ветер, он все же добрался до Стамбула. Стоит в какой-то марине, готовится преодолевать встречное течение в Босфоре. У него есть несколько вариантов и на всякий случай деньги на ремонт двигателя и покупку бензина.

Е.Г., 6 июля. Пришел в Стамбул и, расспросив яхтсменов, нашел своего друга и друга всех российских яхтсменов, менеджера марины «Атыкей» Кахита Юрена, с которым познакомился еще в первом плавании в 1996 году. Именно он решил тогда все мои проблемы с буксировкой по Босфору и подарил турецкий флаг, который по морским правилам совершенно необходим в стране пребывания. Теперь я вернул ему старый флаг его страны, обошедший мир, а он мне вручил новый, с которым я в турецких водах и находился. С именем Кахита Юрена связываются воспоминания не только о бескорыстной помощи морским бродягам – яхтсменам, но и об уровне развития яхтенного спорта в мире. Собственно, в «Атыкей-марине», где он сейчас является генеральным менеджером, находится 650 яхт, и это совсем не самая большая морская гостиница ни в Турции, ни, естественно, в мире. Люди годами путешествуют по шарику, живут на воде, и это вовсе не считается ни сумасшествием, ни геройством, как у нас.

На одном из причалов «Атыкей-марины», обернувшись на мою русскую речь, меня окликнул симпатичный невысокий блондин. Это оказался известный российский яхтенный гонщик Виктор Языков (фото на стр. 160). Он перегонял из Италии на достройку в Сочи корпус 20-метровой яхты, и вопрос буксировки «Саида» был решен в несколько минут. Через четверо суток мы были в Сочи. Правда, по пути, прыгая с большой яхты на маленькую, я поскользнулся и ударился левым боком о край «Саида» и долго не то что смеяться – дышать свободно не мог. Но, как все убедились на встрече в рыбном порту, к 9 августа, времени прибытия в Махачкалу из Астрахани, я уже разговаривал и смеялся вполне нормально.

«Дагправда», август 2003 года. Бросок Гвоздева Джибути-Махачкала длился почти семь месяцев.

 

Городской администрацией Махачкалы принято решение о сооружении на приморском Родопском бульваре первого в России памятника в честь легендарной яхты и ее капитана. Сейчас яхта «Саид» временно находится в краеведческом музее Махачкалинской школы-лицея № 39.

Ⅲ. Вокруг света –
под флагами России
и Дагестана

В субботу, 9 августа 2003 г. в рыбном порту Махачкала встречала своего героя-путешественника и мореплавателя Евгения Гвоздева, завершившего вторую одиночную кругосветку.

17 мая 1999 года от причала, где сейчас высятся фантастические конструкции зернового терминала, он ушел курсом на норд, в Астрахань. Потом были Черное и Средиземное моря и путь через три океана и множество других морей, описывать который словами и представлять, не глядя на карту, – занятие неблагодарное.

О мужестве, упорстве и бесстрашии этого человека можно говорить бесконечно, а можно просто напомнить, что к моменту окончания второго похода, длившегося 4 года, два месяца и двадцать дней, ему было 69 лет, и он управлял миниатюрной яхтой длиной всего 3,7 метра.

 

И ВСЕ-ТАКИ ЯХТУ ПЕРЕВЕРНУЛИ!

Начнем с конца, с курьеза, о котором мало кто знает. Итак, кончилось торжество в рыбном порту. Разошлись гости, переоделись танцоры, и уехал мэр, руководивший праздником встречи Почетного гражданина Махачкалы Е.Гвоздева. Его яхту взял на буксир катер и после круга почета по гавани осторожно привел и поставил к причалу 106-й бригады Каспийской флотилии.

Евгений Александрович уже готовился к отъезду домой и передавал наверх, на причал, последние вещи, которые нужны ему на суше. И в этот момент к нему на борт попросилось несколько нехуденьких мужичков, чтобы «сфотографироваться на память». Не успел Е.Гвоздев шикнуть на них и произнести обычной в такой ситуации фразы: «Не делайте резких движений!», как они попрыгали с причала на палубу, яхта тут же накренилась на правый борт, гости схватились за мачту и сообща яхту опрокинули. Все оказались в воде и отпустили мачту только после грозного окрика Гвоздева и упоминания им известной всем матери. Яхта, как ванька-встанька, тут же вернулась на ровный киль. Правда, внутри ее было полно воды, в которой плавали упрятанные в пакеты и баллоны снаряжение, вещи и одежда.

Это незапланированное купание на последних минутах кругосветного плавания вызвало массу смеха, шуток и доставило много веселья военным морякам, в чьих владениях этот курьез случился. Воду быстро вычерпали, одежду и обувь разложили на горячем металле причала, и наверняка участники и свидетели происшествия не раз подумали, что именно на этом утлом суденышке, перевернуть которое способно одно неловкое движение, их земляк обогнул земной шар и рисковал так, что его шансы на возвращение оценивались специалистами как 50×50.

 

УЛЫБКА РОДНОГО ГОРОДА

После того, как прошла встреча Е.Гвоздева в Махачкале, должны кончиться разговоры, что он, мол, предоставлен сам себе, что «Конюхова все знают, а его нет», что вот «был бы он борцом-вольником, его бы носили на руках» и т.д. и т.п. Признаюсь, что такой эмоциональной, радостной и искренней встречи мне видеть не приходилось. Недаром суровый мореход растрогался, когда перед ним пели и танцевали дети, когда увидел радостные лица земляков, буквально заваливших его цветами, когда слушал слова поздравлений и благодарности за совершенный подвиг.

Тональность празднику задал Саид Амиров – он принял от Е. Гвоздева рапорт об окончании кругосветного похода, о возвращении яхты «Саид» в порт приписки и тут же объявил, что город награждает своего Почетного гражданина двухкомнатной квартирой, и вручил Е.Гвоздеву символический ключ от нее. Здесь будет уместно напомнить, что, в отличие от первого похода 1992-1996 годов, не финансировавшегося никем, во втором походе ощущалась мощная поддержка Махачкалинской администрации и ее главы. Недаром яхта носит имя «Саид», и в Махачкалу она возвращается домой в самом полном значении этого слова.

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Недаром яхта называется «Саид»

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Хлеб-соль – герою

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

«Лезгинка» – в честь героя

На пристани, в рыбном порту, героя-путешественника приветствовали Н.Давыдов – заместитель командира 106-й бригады Каспийской флотилии, Г.Гусейнов – начальник рыбного порта, З.Сулейманова – министр по делам молодежи и туризму, А.Гаджиев – контр-адмирал в отставке, Э.Эльдаров – профессор-географ, А.Айгумов – народный артист РФ. Массу добрых и радостных слов в адрес Евгения Александровича говорят все махачкалинцы, которым очень дорого достижение их замечательного земляка.

Ближайшие планы путешественника – получить новый российский паспорт и успеть сходить через море к друзьям-яхтсменам в Актау. Успеть потому, что по решению городской администрации яхта «Саид» скоро займет свое место в музее.

Для чего это делается?

Этот вопрос сродни тем, «почему футболисты гоняют один мяч?» или «зачем альпинисты ходят в горы?» Вопрос, конечно, дурацкий, но отвечать на него время от времени приходится.

Лет 20-25 назад, когда яхты «Саид» не было еще в проекте, во всем мире расцвела мода на кругосветные путешествия. Ходили «по шарику» на яхтах, больших и маленьких, по одному и «колхозом», в западном направлении и в восточном, с заходом в порты и «поп stop», мужские экипажи и женские . В подобных гонках принимали участие яхтсмены многих приморских стран, включая, скажем, Болгарию и Польшу, но исключая Советский Союз. Причины были не технические или спортивные, а исключительно идеологические: чтобы наши на Западе не увидали, сколько там сортов колбасы и, не дай Бог, не остались бы там. Поэтому получить яхтсмену-одиночке паспорт моряка было практически
невозможно. Сам Гвоздев пытался это сделать десятки раз, но удалось это ему только в 1991 году. А до этого он, электромеханик Дагрыбхолодфлота, проводил отпуска в бесконечных походах по Каспию – вдоль и поперек, по часовой стрелке и против нее, летом и зимою. Яхты были самодельные, а тренировки жестко профессиональные. Достаточно напомнить, что в одиночных и коллективных походах Евгений Александрович пересек Каспий более пятидесяти раз. Можно представить, какого терпения и мужества это потребовало.

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

9 августа 2003 года. Путь к причалу. На буксире

Чего он добивался, имитируя во внутреннем замкнутом море океанские условия и лишения? Мастерства и выучки, того, что сейчас Россия на равных входит в «Клуб кругосветных путешественников», и, кроме крупных крейсерских яхт, под ее флагом ходят и крохотные суденышки, ведомые бесстрашными и упорными капитанами, которым и «за державу обидно» и которые не уступят лидерства никому из великих яхтсменов – ни Конюхову, ни сэру Чичестеру.

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Так встречали Е.Гвоздева 9 августа 2003 года

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

Земля круглая. Доказал Евгений Гвоздев | Олег Санаев

9 августа 2003 года. Пришел!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Scroll Up