Доброжелатель | Полина Санаева

Доброжелатель | Полина Санаева

Каждый вечер я захожу в наш супермаркет, там меня встречает начальник охраны, сочувственно кивает и спрашивает почему я такая грустная. Это все спрашивают, кто знает меня менее ста лет.
Я помалкиваю, он перебирает варианты:
— На работе устала?
— Болеешь?
— Сын расстроил?

Он со мной принципиально на ты, как многие, кто желает мне добра. И я не говорю ему, что расстройства от сына меня ждут впереди в виде мятой футболки посреди ковра, мокрого полотенца комом на клавиатуре и засохшего сыра на тарелке под кроватью (вместо завтрака-обеда-ужина). Каникулы начались.

Я стою перед начальником охраны, в каждой руке сумка на 7 кг и слушаю, что улыбка мне очень идет.

Прекрасно зная, что дома полный холодильник, я все равно каждый вечер захожу в «Биллу», так, купить чего-нибудь вкусненькова, такова особенова. Это я так себе говорю. А на самом деле покупаю одно и то же. Но щас не об этом.

Зимой случилось страшное. Мне на работу позвонил этот самый начальник охраны, сказал, что мой сын задержан при попытке вынести пакет сухариков под курткой. И что сейчас его будут передавать в руки правосудия. В лице участкового. Потом пришла смска от Гаса: «это не я». Он, видимо, чувствовал, что должен комментировать свои действия и в то же время понимал, что отмазаться категорически не удастся. Поэтому был лаконичен.
Потом я слезно молила выпустить мальчика на мои поруки, обещала явиться вечером и подписать все повинные. Там еще Ася рядом где-то рыдала, так что их отпустили.

После работы я пришла сдаваться. Начальник оказался благообразным седым татарином, москвичом в пятом поколении, спецом по детской и женской психологии. Ну, говорит, я его раза три отпустил (я падаю в обморок), но сегодня он совсем уж нагло и явно… Вы, говорит, его только не бейте, поговорите спокойно, мальчишки, они, такие знаете ли… у них сейчас такой возраст — опасный, а вы мамы, такие, знаете ли… у вас тоже возраст такой, и вообще, зачем вам неприятности с милицией.

«Разговор с сыном» получился дурацкий, как и все мои разговоры, когда я говорю не то, что хочу, а то, как меня учили. Но щас не об этом.

Теперь каждый вечер, когда я надеюсь, что на сегодня мое общение с малознакомыми людьми окончено, седой начальник охраны спрашивает, почему я такая грустная.
Потом он рассказывает о полной событий жизни Гаса.
«Сегодня заходили с ребятами, купили лимонад и мэндмс». Или
«Сегодня забегал быстро, банку колы купил».
«Были втроем, вроде просто туссовались, я за ними наблюдал, вроде ничего не вынесли».
и вчера
«Попросил пакетики наши одноразовые — сказал идет в такое место, где без бахил не пускают»

Какой находчивый. Только куда это он ходил?

— Вы только не ругайте его, аккуратно спросите, не нервничайте, не расстраивайтесь и, главное, без рукоприкладства.

Я стою перед начальником охраны и понимаю, что он желает мне добра, что он один из немногих, кому есть дело до Гаса и именно в этот момент начинаю нервничать, расстраиваться и, в конце концов, оказываюсь в двух секундах от рукоприкладства.
Да руки заняты.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:bye: 
:good: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:negative: 
::angel:: 
::redin:: 
::bravoo:: 
::carzy:: 
::devil:: 
::inlove:: 
::kiss:: 
::sorry:: 
::pardon:: 
 

Scroll Up