Анатолий Михайлович Ягудаев | Полина Санаева

Анатолий Михайлович Ягудаев | Полина Санаева

Знаете такую игру — «ассоциации»? Один спрашивает, другой отвечает. И первое, что приходит в голову.
● Поэт?
● Пушкин.
● Писатель?
● Толстой.
● Полководец?
● Македонский.
● Скульптор?
Тут многие назвали бы, ну, например, Родена, а я бы сказала Ягудаев. И это не выпадение из контекста мировой художественной культуры, а нормальная ассоциация. А если бы спросили:
● Дагестанский скульптор?
● Ягудаев! — ответили бы уже многие.

На самом деле, у нас много скульпторов. И среди них есть настоящие. Но Ягудаев самый всенародный.
О нем много писали прямо с 60-х, когда он стартовал в творчестве. О нем написано столько! Еще двадцать лет назад Путерброт сказал, что к своему 50-летию «художник пришел мастером зрелым, сложившимся». Представляете, сколько десятков лет зрелости и нестарения! Выставки, новые работы, критика, статьи. К нынешнему 70-летию свежая персональная выставка и новый залп интервью во всех дагестанских газетах. И все разные, и все интересные. С такими людьми только так и бывает.
Читаем, читаем, а сами знаем только «девочку, которая стояла рядом с цветочным на Горького». Девочку, которую с детства помнят все, кто ходил на городской пляж, пил лимонад на Буйнакской и закусывал пирожным в кафешке рядом с тиром. Девочку, к которой все привыкли и которая была похожа на всех девочек, но вокруг которой была весна. И когда трогательную скульптурку какие-то забывшие о детстве и весне хулиганы вполне элементарно спилили и расплавили на драгметалл, негодованию горожан не было предела. Прошло столько лет, а мы все еще скучаем по той девочке с цветами.
Теперь, когда я сходила на его персоналку и увидела его старые и новые работы… Теперь, когда я познакомилась с самим скульптором, мне кажется, что меньше всех о спиленной девочке жалеет сам Ягудаев. В 70 лет он смотрит в будущее и любит свое настоящее вместе с прошлым. И жизнь любит. И потому жутко молод и современен. А потому с ним было интересно делать стосорокпятое (примерно) в его жизни интервью, беседуя о вещах, о которых сто сорок пять человек уже писали до меня.
«Анатолий Михайлович Ягудаев. Родился в 1935 году в Махачкале»
Вы говорите, что с детства точно знали кем хотите быть. Как это, с детства хотеть быть скульптором?
Ну, как… Я все время делал какие-то фигурки из подручного материала. Один раз помню, сделал много игрушек на елку — в войну с этим туго было, а елка моя сгорела. Хорошо, отец вовремя прибежал, спас меня.
И этому воспоминанию он смеется. «Занимался в кружке изобразительного искусства Дома пионеров и в изостудии Дома народного творчества».
Это был чудесный Дом пионеров. Такое старинное здание, стояло на том месте, где сейчас гостиница «Ленинград». Вот фото — это я снимал старую Махачкалу, был фотокор от дома пионеров. Я во многих кружках занимался, только из драматического меня попросили — текст не мог запомнить.
Это обстоятельство тоже его немного веселит.
«1949 — работа в производственно — скульптурных мастерских вначале, учеником, а потом модельщиком-форматором».
Форматор — это кто?
Это тот, кто делает скульптуры на основе готовых моделей других скульпторов. Мы тогда, конечно, в основном лениных и сталиных делали. Иногда как госзаказ, иногда так просто – подработать (закуривает). Меня, молодого, начальник любил отправлять к какому-нибудь главе района. Приезжаю на «Студебеккере» шефа в горный район, нахожу секретаря райкома и говорю: «Купи Сталина». Тот отказывается, говорит: «Денег нету». А я ему: «Ты что, на Сталина денег не можешь найти?» Куда им было деваться? Находили, конечно. (Смеется).
Это что, в сталинские времена можно было халтурить на стороне?
Ну да. Жизнь есть жизнь. Еще мы всякие тумбы делали и вазоны… На МВД лепка вся – тоже моих рук дело.
«1963 — окончил Ленинградское художественное училище им. Рериха, скульптурное отделение».
Это ж серьезное училище, вы без подготовки поступили?
Какая там подготовка! (смеется) Я из армии вернулся только. И был такой черный-черный, потому что перед поступлением подрабатывал — делал надгробные плиты на буйнакском военном кладбище, штук 200-300. Загорел. А в училище во время экзаменов в первый раз услышал слово «абстракционизм». Не знал, что это. В сочинении про Пьера Безухова 42 грамматические ошибки сделал. Но за содержание поставили 4.
И все равно вас приняли.
По-моему, ректор принял нас с Гимбатом за иностранцев. Потому что он сначала спросил меня: «Вы откуда?» Я сказал: «Из Дагестана». А он сказал: «Дагестан — это где Пакистан и Афганистан? Ладно, зачислены». (Смеется, закуривает). Но учились мы, конечно, серьезно. Нагоняли все упущенное.
«1960-1963 — работал в мастерской Героя Соц.Труда, лауреата Ленинской премии скульптора, М.Аникушина. — Ленинград».
Я был у него формовщиком — отливал формы его готовых скульптур в гипсе. Подрабатывал так. Но это была такая школа! Три года в его мастерской, рядом с таким художником! Это посерьезней пяти лет в училище будет. Аникушин предлагал мне остаться в Питере, обещал квартиру. Но кем бы я был, если б согласился? – его рабом. О собственном творчестве пришлось бы забыть. Я уехал. Да и скучал по дому очень.
«1963 — начало творческой деятельности».
Моя первая самостоятельная работа — это Хемингуэй.
На фото в нескольких каталогах ваших выставок на этой скульптуре не видно отверстия от выстрела.
А его и не было еще. Это позже, мы с друзьями сидели здесь, в мастерской, и я попросил одного из них, милиционера, выстрелить в «Хемингуэя». Он выстрелил, мне понравилось, как получилось. Это была такая последняя точка, придавшая этому образу правды. Все ведь знают, что писатель застрелился.
Вы лепили многих известных дагестанцев. По какому принципу выбирали персонажей?
Они все были мне интересны! Какой еще может быть принцип?
А если человек вам интересен, а у него голова некрасивая?
Я леплю свой образ, то, каким я вижу человека. И как такие мощные люди, как мои герои, могут быть некрасивыми?
«Ягудаев любит портрет, и в этом жанре он наиболее выразителен. Его портреты – прежде всего размышления о людях. Скульптор долго приглядывается к натуре, проверяет свою заинтригованность. Он любит находить в портретируемых идеальные устремления, подчеркивает в них
интеллигентность, духовную исключительность» (Эдуард Путерброт).
Все знают про ваш независимый характер, который проявился и в творчестве, и в жизни. Никогда не делали «заказных» вещей?
Делал, конечно. За это государство деньги платило. Но я всегда отделял собственное творчество, любимые скульптуры, любимых героев от тех, «идеологически верных». С заказными лениными, правда, у меня не очень получилось. Всего двое их у меня было. Один мой Ленин стоит в Барнауле, а другого я сделал для агульского селения Тпиг. Так им мой вождь не понравился. Вон он стоит, посмотрите. (Улыбается).
Маленький вождь мирового пролетариата стоит на полке. Вернее будто идет по ней. Если учесть, что Ягудаев лепит «художественный образ», то Ленина он представлял очень непосредственно — по-человечески. Ленин у Ягудаева эдакий франт, легкой походкой рассекающий по жизни. Неудивительно, что тпигцам не понравился. Немонументальный какой-то. Ягудаевские портреты Аскерханова, Расула Магомедова, профессора Шамова, хирурга Абакара Магомедова, философа и искусствоведа Дибира Магомедова выглядят много серьезней. Заставляют стоять, вглядываться и пытаться понять.
«Его образы выглядят мудрецами и философами, без внешнего пафоса, спокойно и сдержано» (Эдуард Путерброт).
А «Философ Дибир»? Он был вашим другом?
Он учился в Ленинграде одновременно со мной. Там и познакомились, потом дружили всю жизнь. Очень масштабная личность. Интересно было работать над его портретом.
А результат ему понравился?
Не знаю, не помню…
«…совсем иным представляется автор в другой своей излюбленной тематике — свободных композициях, все содержание, идеи и постановка которых закручены вокруг вечного, — Любви, Женщины, Юности. Здесь он романтичен, нежен, вечно, влюблен и даже застенчив» (Джамиля Дагирова).
Мне «свободные» женские образы показались совсем отличными от скульптурных портретов, как будто тут творили два разных художника. Женщины такие вытянутые. «Ева» вниз головой.
Реальных-то людей не вытянешь (улыбается). А «Ева» — это подсвечник. Забыл новую свечу туда поставить. Сходить, что ли, завтра на свою выставку, обновить свечу?…
На столе три сборника Бродского. На подоконнике клетка с попугаями, весело чирикающими в сигаретном дыму. Привыкли, что ли?
А ваш Путерброт на Бродского как будто похож…
Да? Вполне может быть. Я делал большую скульптуру Путерброта. А она в печке сгорела.
Как?
Ну, забыл я, занимался, видимо, еще чем-то. Осталась только голова и рука. Так и оставил. Давно предлагаю сделать мемориальную доску на дом Эдуарда Путерброта. Рядом с площадью, знаешь? Даже министру культуры говорил. Но там, наверху это не надо никому. А в одиночку — не получится.
А печка у вас такая старенькая, маленькая.
Мне нравится. Интересно сначала делить скульптуру на части для обжига, а потом собирать.
«Скульптор Анатолий Ягудаев интересен разнообразием жанров, материалов и художественных средств для широкого и четкого раскрытия замыслов. И здесь чувствуется большая помощь усвоенных в годы учебы в Ленинграде профессиональных приемов, знакомство с большими советскими мастерами — А. Матвеевым, М.Аникушиным, Г, Стамовым, А-Пологовой, достижения которых толкнули Ягудаева на путь смелого экспериментаторства» (Эдуард Путерброт).
Последние работы «Алла Пугачева», «Путин» свежие и непосредственные, почти отвязные. Ягудаев продолжает идти по пути «смелого эксперементаторства». Хотя нельзя сказать, что «в свои 70 скульптор полон новых творческих планов».
Ничего не буду нового начинать. Все. Отдыхаю. Пока не наступит зима и можно будет снова закрыться в мастерской.
Зато он полон планов жизненных.
Поеду к сыну. Помогу ему строиться, Хочу там все сам сделать. (улыбается, закуривает).

Полина Санаева, «Московский Комсомолец в Дагестане» 2005, 26 мая

Дагестанский скульптор Анатолий Ягудаев умер вчера ( дата написания 12.10.2014 — прим.)

Анатолий Михайлович Ягудаев

Метки:

Один комментарий к Анатолий Михайлович Ягудаев | Полина Санаева

  1. Елена:

    Спасибо.Чувствую себя богаче на еще одного замечательного человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:bye: 
:good: 
:scratch: 
:wacko: 
:yahoo: 
B-) 
:heart: 
:rose: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:negative: 
::angel:: 
::redin:: 
::bravoo:: 
::carzy:: 
::devil:: 
::inlove:: 
::kiss:: 
::sorry:: 
::pardon:: 
 

Scroll Up