Метка: Аэропорт

Стамбул в октябре | Полина Санаева

Стамбул в октябре | Полина Санаева

Засыпая я думала, что у меня было в этом году. Что-то нереальное.
И вспомнила – Стамбул! Стамбул! Сразу проснулась, в темноте стала шарить под кроватью – там лежит старый блокнот, в котором я писала на коленке, поперек линеек, на берегу Босфора. Забыла что, а ведь, наверное, хорошее. Нашла страницу, там капелька гранатового сока в углу – уже бледная, но все-таки очень гранатовая.

Самым счастливым был момент, когда в Домодедово, в туалете я сняла пальто, сапоги, колготки – и стало легко! А Света, как фея в сказке доставала из сумки куртку, джинсы, футболку… А на ноги что? А вместо свитера? И все было предусмотрено и готово! И потом мы бежали, бежали по аэропорту, нам ставили печати, пропускали все дальше – я в таниных балетках на босу ногу и мысль: «Сегодня я буду в Стамбуле!» прыгала спиралькой вокруг головы, пружинила и никак в нее не вкладывалась. Не находила себе места!

— В сумке два путеводителя, косметика, носки, трусы и планшет. В конверте деньги и документы. На карте отмечено, куда сходить обязательно. Я проверю, как сходишь. Не лежи в гостинице! Еще что-то хотела сказать… А! Сейчас сезон гранат и везде на улицах продают гранатовый сок.
— И что с ним делать?
— Полина! Пить!

У меня талант – задавать дурацкие вопросы. У Тани и Светы талант – вбирать в себя вкусное и яркое, а потом распылять вокруг, транслировать на пресноводных, типа меня. Заселять в нас бациллы желаний и мечт. Когда этого мало Таня и Света включаются в их реализацию. Так они запульнули меня в Стамбул.

— Прости, — сказали, что не в день рождения – мы хотели именно в тот отель, а там было свободно только в октябре…
Пришлось простить.

Приехала в тот отель и будто поменяла не только страну, но и время. В нем такая архитектура, интерьер, голоса и звуки, что время не очевидно. Вернее очевидно, что век как бы и не 21, и не 20.

Вошла в номер, увидела на потолке тысячу разноцветных ламп (они еще не отбрасывали тысячу своих теней, которые от движения света с улицы крутятся как стрелки тысячи обезумевших часов – это будет ночью), выглянула на улицу – напротив стояла тележка с горой гранат, и продавец выдавливал из них сок механической давилкой. А рядом старый уличный фонарь – на нем чайка сидит и не улетает. И это была фантастика, потому, что утром в Москве, накрасив правый глаз, я подумала, что, пожалуй, не продержусь эту осень без потерь. А теперь спустилась, выпила два стакана свежевыжатого и поняла, что вполне. Все в том же макияже.
Он как будто из кровяных телец этот гранатовый сок. Я его потом на каждой улице пила.

Люблю другую реальность, если она настоящая – описанная в книгах, нарисованная, спетая, еще — в других людях и в других отношениях. Только вот с другими странами у меня не заладилось. Стамбул – моя первая заграница.

Айя-София была почти напротив, такая огромная, а рядом великанские платаны – я совсем маленькая у их подножья — иные пропорции, цвет неба и самое потусторонее – стаи зеленых попугаев, перелетающих с дерева на дерево и кричащих, как обезьяны. Выше летают чайки, потом они будут повсюду – на крышах, на зонтиках кафе, на перилах… И море от их присутствия будто ближе, оно ощущается постоянно.

Та часть Стамбула в которой я была, напомнила мне города из мультфильмов Миядзаки. Я смотрю их регулярно, примерно раз в месяц, чтобы выпрямить свою жизнь. В этих нарисованных городах абсолютно те же черепичные крыши, ступенчатость, холмы, бряцающие трамваи, гудки пароходов, коты и мотоциклы под ногами, чайки, чайки, чайки и море вдали, вблизи, рядом. Хотя Миядзаки точно выдумал все из головы. Для меня эта реальность осуществилась.

Про Стамбул из блокнота под кроватью:

— Принесли шарообразную лепешку, как рыба-еж. Проковыряла дырочку – пар пошел.
— Азаны тут кричат так уверенно и громко, со скрытой страстью, что понятно – вот их точно слышат на небесах.
— Первый раз вижу, чтобы чайка летела, беззаботно болтая ножками. Это офигенно!

 
Стамбул в октябре

Спасибо Таня, Света, — лекторий «Прямая речь» и Лера, и Вероника! Это было как салют! Такое не забывается.
— с Олег Булыгин, Светлана Большакова и Булыгина Татьяна.

Scroll Up