Метка: Instagram

Новый год: надежда на перемены хорошо продается | Полина Санаева

Новый год: надежда на перемены хорошо продается | Полина Санаева

Пошло-поехало: елки в супермаркетах, санта-клаусы в «Макдоналдсе». Мы пытаемся создать, уловить, прожить наступление Нового года как праздник. И удается это все хуже. Потому что радость и веселье наступают, только когда в отношениях с самим собой все хорошо. И вместо того, чтобы разобраться со своей жизнью, мы заедаем майонезом неврозы и удивляемся, почему Новый год не приносит обновления. Подготовка к нему давно превратилась в праздник, где атрибуты поглотили содержание.

Вот же, кажется, только покупали новые пеналы к 1 сентября детям и туфли «на осень» – себе, а кто-то уже повесил новогоднюю гирлянду в окне, и она неритмично мигает у балкона напротив, где всегда курит женщина в розовом халате. Два года в одном и том же.

Или, может, мне кажется, что неритмично? Может, я с ритма сбилась и поэтому думаю, что в ноябре еще рановато готовиться к Новому году. Потому что какой толк от бурной подготовки, если мы умеем только готовиться, а радоваться и впускать новое в свою жизнь – не умеем совсем. И понедельник за понедельником, год за годом получается пшик, а не новая жизнь.

Чем выше IQ, тем лучше поцелуи | Полина Санаева

Чем выше IQ, тем лучше поцелуи | Полина Санаева

Чем выше IQ, тем лучше поцелуи — Полина Санаева

Конечно, в редкий и короткий период телевизионного полового возбуждения мы прощаем всё очаровательным ягодицам, даже их головки, их песенки и всяческие бедрышки. Они правильно торопятся. В тридцать лет останутся только ноги, в сорок — глаза. В пятьдесят всплывут авторы отдельных женских детективов, в шестьдесят исчезнут все.

Михаил Жванецкий

Вы что, серьезно?! «Женщины дорвались. И отупели.»? Это ж явная, ну скажем, неправда. Да полная херь. Даже статистически.

Если на поверхности плавают тупые телки, это не значит, что умные женщины в меньшинстве. Да, на всех столбах, обложках, телеканалах, соцсетях — засилье прелесть каких дурочек и ужас каких дур. Их губы, их сиськи, их фееричная вселенская бузовская глупость, их скандальные заявления на любые темы, их идеи космических масштабов и космической же тупости… Все это прет наружу, изливается, красит себя в яркие краски, рекламирует, продает, продвигает, вопит! И потому так заметно. Потому что оно ВНЕШНЕЕ. Этим женщинам больше нечего предложить миру и приходится работать с тем, что есть, а именно с жопами. Качать, наращивать, увеличивать, уменьшать, поднимать и опускать. Сутками. Они возвели это в культ, но это культ только для них самих и таких же безмозглых кур по всему свету.

Несколько лет подряд я хожу на две-три лекции в неделю. Работа такая. И всегда, кто бы ни выступал – историк ли, астрофизик, биолог, Дмитрий Быков ли, в зале на 150 или 450 человек – всегда, подавляющее большинство слушателей – это женщины. Сидят, слушают про Хатшепсут, про Мандельштама, про достижения в генетике, записывают, вопросы какие задают — умные уж как минимум. Вопросы, говорящие о том, что им не просто интересно, про что гумилевский «Заблудившийся трамвай», но их это сильно волнует! Мужчина, перепостивший «Культ женской глупости», а вас это волнует?

Тем, кто планирует, рекламирует, продает культурные

Лето в маленьком городе | Полина Санаева

Лето в маленьком городе | Полина Санаева

Жарким днем, в воскресенье, когда все семьями сидят на пляже, пошел дождь. Небо стало чернильным, море совсем белесым: картинка как в инстаграме с фильтром Lo-Fit. Встала радуга и серфингист под белым парусом катал мимо и сквозь нее, вправо-влево. Было непонятно, заметил ли он что дождь, видит ли он радугу. Или, может, у него все внутри, всегда с собой – и радуги, и дожди. Ему вообще главное – ветер. А ветер крепчал. Тряпичные навесы от солнца превратились в паруса и громко захлопали.

Сначала все не верили, что это надолго и даже не снимали больших шляп, но дождь превратился в ливень и народ повалил домой. Серфингист остался игнорировать радугу. Потом стемнело.

В первом доме от моря — бар, а хозяин в нем – египтянин, говорят «настоящий египтянин», который на родине заправлял солидной сетью отелей, но волею судеб оказался в маленьком городке, женился на дагестанской женщине и открыл бар. На самом деле – пивнушку. Ну ничего, они тоже жизненно важны. По вечерам оттуда, в основном по трое, выходят народные философы. У них много времени и тем для дискуссий. Они перекрестно и по кругу с удовольствием объясняют друг другу, что жизнь – штука сложная, кругом все гондоны, но лично их не проведешь, «не вчера родились» и палец им в рот не клади.

Рабочий сидит на третьем этаже строящегося дома в пластиковом шезлонге, задрав ноги на кирпичи и в кепке, хотя ночь. Он разговаривает с девушкой, девушка говорит ему приятное и ни город, ни мир не кажутся ему маленькими, у него все прекрасно.

Лето в маленьком городе

Перед ломбардом (!) моют тротуар чудо-шваброй и поливают из шланга. Внутри фургона с арбузами зажгли желтую дружелюбную лампочку и груда арбузов засветилась как узор на ткани – выпуклый и яркий. А сам фургон посреди темной улицы стал похож на уютный домик с рождественской открытки. Хотя арбузы наверняка с селитрой, уж больно ранние.

В сети соцсети | Полина Санаева

В сети соцсети | Полина Санаева

В сети соцсети — Полина Санаева

Чуть не через силу, по служебной необходимости зарегистрировалась в Instagram. Для практики запостила первые две фотографии. Ну и все. Что за чудо, думаю! Раз – и все видят! Стала мыслить картинками.
Тут же захотела сделать коллективное фото пассажиров троллейбуса, в котором ехала по Покровке (что само по себе перформанс). Это был троллейбус, полный безумцев. Живущие в центре и при этом ездящие на троллейбусе — это фрики с прекрасными лицами, которые не встретишь на улице Подбельского, и одетые в то, что не встретишь в магазинах.

Конечно, мне захотелось сфотографировать очень бледного подростка в церкви. И брюки и рукава свитера были ему безнадежно коротки. И ботинки какие-то — не кроссовки, а ботинки именно. Он был не из нашего времени, он как будто в этой церкви родился 200 лет назад. Он был как герой Достоевского, хотя даже не крестился.

А потом и батюшку хотела сфотографировать. С толстыми свечами и такими-же толстыми пальцами…
Ужасно захотелось сфотографировать как одевают штаны на манекен в Massimo Dutti, расправляя складочки на всех местах. Смешно, заботливо и долго. Этот инстаграм – просто зараза.
В «Библио-глобусе» захотелось сфотографировать даму в очках, которая сидела-сидела за столиком, а потом поискала и решительно раскрыла медицинский атлас с цветными картинками на устройстве мужской моче-половой системы. И стала строго туда смотреть. Я заглянула — печально там все нарисовано, безжизненно. Надеюсь, ей кто-нибудь об этом расскажет.

Еще хотела заснять поэта, который читал в магазине стихи, посвященные автору книги о диетах «От имени всех мужей, чьи жены похудели благодаря вам»… Поэт был в белой-белой ковбойской шляпе. И это вчера, в ливень и дождь.

А как хотелось заснять кривые ноги девушки, которая стояла передо мной на эскалаторе! И подписать так: «Не в ногах счастье». Потому что кривоногую наверху ждал парень с зонтиком, они потом долго обнимались и целовались, и пошли рядышком. Это моя давняя мечта, чтоб меня встречали у метро. Очень это живописно.
Карочи, разжалелась себя, пришла ближе к полуночи, сделала тосты, намазала их медом и что? Захотела их сфотографировать! Ага, на блюдечке.

Но видите, я мужественно борюсь с искушением и пока побеждаю. Мне нельзя в еще одну соцсеть, засасывает. Мне надо жить в реальности, хотя бы иногда. А то кончится тем, что я стану постить свои фотки с оттопыренными губами, хотя мне никогда не удастся их как-то конкурентоспособно оттопырить…
Ну и конечно, обо всем этом я уже написала на фейсбук(
Не фотографировать я кое как могу, не писать букафки – не могу(
А это говорят, Бэнкси

В сети

Scroll Up