Метка: Полина Санаева

«Я не буду проще»: позволить себе быть сложной | Полина Санаева

«Я не буду проще»: позволить себе быть сложной | Полина Санаева

«Будь проще!» – то и дело поучают советчики: чаще всего непрошеные. Их можно понять: чем ты проще, тем для них удобнее. Можно откликнуться на эти призывы, а можно позволить себе быть сложным и получать от жизни многоступенчатое, многослойное и многосоставное удовольствие.

После 40 я стала беречь кожу и хожу на море только по вечерам. Этим летом, уже в темноте полоская купальник, я увидела в прибое тысячи светящихся рачков. Один из них зацепился за мое кольцо и светился какое-то время после того, как волна отхлынула. Было красиво. Море мерцало. Я позвала дочку, мы вместе залюбовались свечением и этим моментом и обе его запомнили…

«Я не грустный, я сложный, – сказал доктор Хаус, – девчонкам нравится». И это правда. Но при этом сложных (особенно сложных женщин) путают с грустными, мрачными и, что еще хуже, несчастными. «Как у тебя все сложно!» – говорят обвиняющим тоном и считают это недостатком.

Ася – переключатель внимания | Полина Санаева

Ася – переключатель внимания | Полина Санаева

Ася – переключатель внимания

— Ася! Опять и снова, и снова и опять! Я нахожу фантики от ирисок под кроватью…

Смотрит пристально, открывает рот, потом дает себе время на разглядывание. В конце концов говорит:

— А ты похудела.

Ася – хитрый прагматик

— Может, мне отчество «Павловна» забабахать? Когда паспорт буду получать? А? Все будут говорить: «Неужто Павел Санаев — эт батя твой?»

Ася сама себе психолог

— В прошлом году, помню, еще с вечера не хотелось в школу идти.
— А в этом?
— А в этом хочется. Отношения изменились.
— Отношения с кем?
— С собой…

Ася – мне психолог

Запуталась \ Романтика и трусы | Полина Санаева

Запуталась \ Романтика и трусы | Полина Санаева

Запуталась \ Романтика и трусы — Полина Санаева

Хорошенько за полночь стояла в очереди в туалет в модном баре. И там две молодые девчонки в белоснежных кроссовках препирались у зеркала:

— Ну, посидим ещееее…

— Да мы итак тут все свободное время проводим!

И чувствовалось, что свободного времени у них много. А там бутерброд 350 р.

Потом ехала в метро на последнем поезде в час пятнадцать, рядом сидела пара, только с работы, целовались непрерывно, аж раздражали – молодой человек азиатской наружности и русская девочка – такая вся нежная, с ямочками на коленках. И она ему говорит:

— Завтра получим деньги и поедем, купим свитера – тебе и мне. А то холодно становится. В две тыщщи спокойно уложимся.

— У меня есть свитер.

— Да ладно, новый купим!

Такое у них событие наметилось. Он ей благодарно улыбнулся, и они продолжили целоваться. Уже не бесили.

Материнский капитал | Полина Санаева

Материнский капитал | Полина Санаева

Материнский капитал — Полина Санаева

Где там матери и ее кастрюлям
уцелеть в перспективе,
удлиняемой жизнью сына!

Иосиф Бродский

«Страшно не то, что мы взрослые, а что взрослые – это мы»

Интернет

Наша единственная свадебная фотография, где мы с его папой стоим в ЗАГСе возле облетевшего фикуса, лежит у Гаса в портмоне в одном отделении с запасным презервативом. «Смотри, — говорит – мам, как вы из кармашка смешно выглядываете, и как бы намекаете: предохраняйся, сынок!»

Застегивает куртку и уходит. А я стою перед дверью и думаю: что это было? Уже недопустимое панибратство или доверительные отношения? Я часто так стою и думаю, и тооолько хочу дать отпрыску по мозгам, как вспоминаю советы специалистов. А там все так устрашающе.

Материнский капитал

Сейчас везде пошла тема, мол, в отношениях с детьми главное – безусловная любовь. «Не надо ничего делать специально – достаточно их ПРОСТО ЛЮБИТЬ». И конечно же «Принимать такими, какие они есть». И их взросление и их скорый вылет из гнезда сразу иметь в виду — прямо с памперсов. Еще следить за тем, чтобы не навязывать свою волю, не транслировать свои ожидания, не поучать и не давить — ведь «им и так тяжело».

А нам?

На себя посмотри | Полина Санаева

На себя посмотри | Полина Санаева

На себя посмотри — Полина Санаева

— Мам, у нас есть пробки от шампанского? Много! — спрашивает Ася в утвердительной форме. (Я всегда спрашиваю в отрицательной, типа: а нет ли у нас случайно…?)
— Нету.
— Нет? Как?! Почемуууу? На adme видела, как пробковую доску из пробок делать! Эх
Так жаль разочаровывать. Но как объяснить, почему у нас нет пробок от шампанского — много? Так уж жизнь сложилась, бестолково. Думаю, может, начать как-то исправляться.

***

Я: Гас, сегодня ты идешь со мной в театр. Ты помнишь?
Гас: мам, может не надо? Ты говорила там интим какой-то, голые…
Я: че ты боишься? Прям боится! Узнать что-то новое, невыносимое? Там про любовь. Идешь.
Моя мама: давай я с тобой пойду, раз он не хочет.
Я: ой, не… Я ни за что не пойду с тобой на спектакль, где интим и голые. Ты представляешь, как я буду себя чувствовать?

***

— «Дубровский» твой непонятно чем закончился — шайку распустил, уехал и все! В чем суть? — Ася разочаровалась в классике.
— А суть в том, что предложение девушке надо делать вовремя. А не тогда, когда она уже не может и не хочет! А то — «Спокойно Маша, я — Дубровский!»
Сказала я неожиданно для себя. Потому что доросла до понимания. Пушкин — это всегда актуально.

На себя посмотри

Лето в маленьком городе | Полина Санаева

Лето в маленьком городе | Полина Санаева

Жарким днем, в воскресенье, когда все семьями сидят на пляже, пошел дождь. Небо стало чернильным, море совсем белесым: картинка как в инстаграме с фильтром Lo-Fit. Встала радуга и серфингист под белым парусом катал мимо и сквозь нее, вправо-влево. Было непонятно, заметил ли он что дождь, видит ли он радугу. Или, может, у него все внутри, всегда с собой – и радуги, и дожди. Ему вообще главное – ветер. А ветер крепчал. Тряпичные навесы от солнца превратились в паруса и громко захлопали.

Сначала все не верили, что это надолго и даже не снимали больших шляп, но дождь превратился в ливень и народ повалил домой. Серфингист остался игнорировать радугу. Потом стемнело.

В первом доме от моря — бар, а хозяин в нем – египтянин, говорят «настоящий египтянин», который на родине заправлял солидной сетью отелей, но волею судеб оказался в маленьком городке, женился на дагестанской женщине и открыл бар. На самом деле – пивнушку. Ну ничего, они тоже жизненно важны. По вечерам оттуда, в основном по трое, выходят народные философы. У них много времени и тем для дискуссий. Они перекрестно и по кругу с удовольствием объясняют друг другу, что жизнь – штука сложная, кругом все гондоны, но лично их не проведешь, «не вчера родились» и палец им в рот не клади.

Рабочий сидит на третьем этаже строящегося дома в пластиковом шезлонге, задрав ноги на кирпичи и в кепке, хотя ночь. Он разговаривает с девушкой, девушка говорит ему приятное и ни город, ни мир не кажутся ему маленькими, у него все прекрасно.

Лето в маленьком городе

Перед ломбардом (!) моют тротуар чудо-шваброй и поливают из шланга. Внутри фургона с арбузами зажгли желтую дружелюбную лампочку и груда арбузов засветилась как узор на ткани – выпуклый и яркий. А сам фургон посреди темной улицы стал похож на уютный домик с рождественской открытки. Хотя арбузы наверняка с селитрой, уж больно ранние.

ТАКОЕ ЧУВСТВО | Полина Санаева

ТАКОЕ ЧУВСТВО | Полина Санаева

ТАКОЕ ЧУВСТВО

Будто я отдала все долги,

Всем перезвонила,

Ответила на все смс,

И не отвеченные письма,

А потом еще вспомнила,

Что не поблагодарила

Того чокнутого фотографа,

И будто выкатила ему

Благодарственное письмо.

И подписала

«с уважением».

Хотя терпеть его не могу.

Такое чувство

А потом еще

Отнесла

Конфеты той воспитательнице,

Которая хорошо относится

К Асе.

И даже еще бутылку шампанского,

и даже духи «Жа дор».

Вот сто лет собиралась

И очень естественно

Протянула ей

И сказала

Это вам к чаю.

А что еще скажешь?

Такое чувство

Как будто я уже отсидела

За убийство

Того, кто мне очень

Надоел

И вышла.

И позади суд,

Ну как ты, любимый, как ты? | Полина Санаева

Ну как ты, любимый, как ты? | Полина Санаева

Как твои белые арийские глаза, тонкие запястья в веревочках, на которых бы лучше смотрелись ремни и наручники…
Как там твои причёски, музыки, песни, татуировки с Гагариным и Кастро, легальное блядство, отцовство, супружество, брадобрейство, аккуратные ушки, рубашки, завязанные на поясе?
Как там твой Бог? Надеюсь, он как всегда тебя любит, даёт знать, вы общаетесь…
Мы живём с тобой в разных реальностях, галлюцинациях,  интернетах разных, в разных вертикалях и плоскостях, но иногда накрывает и я въезжаю, как в облако в желание оказаться внутри тебяяяя, где все так запущено, так интересно; то стройно, то одно на одно наползает, то жестко, то нежно, как в каждом нормальном безззззумии.
Это желание непременно в тебе оказаться — это сбой, неправильность, лажа, какая-то глупость, осечка, я б обязательно на нем погорела и все в своей жизни разрушила, звонила б тебе по ночам, просила б приехать, спасти меня, ну последний последненький раз, ну пожалуйста.
А ты брал бы трубку и говорил сонным голосом, что я совсем ебанулась.
Хорошо, что нам некогда)))
Как ты

Взросление | Полина Санаева

Взросление | Полина Санаева

Ася вчера рассматривала свои детские фото и была
самокритичной:
— Кто бы мог подумать, что из такого миленького Пятачка вырастет такой настоящий Винни-Пух!

Ася вчера сделала пять тщетных попыток принудить Гаса самому разогреть себе еду, нажимая на тот факт, что все женщины в доме приболели. И сделала вывод:
— У нашего Гаса очень толстая душевная организация…

Ася вчера увидела, какое меланхоличное у меня настроение, и как я медленно и печально перебираю свои фотографии, старые и новые, и проявила проницательность:

— Че, авку пора сменить?

Ася вчера пыталась меня обмануть.

— Сколько можно читать одну и ту же книгу?
— Я ее дочитала.
— А почему она лежит у тебя на тумбочке?!
— Ну так… Для эффекту. Мол, я – читающий ребенок…

Ася вчера не смогла скрыть своих страхов.

— Мам, зеваешь, как дементор. Мне всегда кажется, что ты сейчас засосешь парочку невинных душ.

Вот такая у меня Ася Санаева.

***

Гас, почему ты сидишь в темноте на кухне?
— Пишусь тут с одной из ансамбля… Ккккатя. Хочет объяснить Асе, что такое секс. Ненавижу, идиотка малолетняя. Говорит – Асе пора знать…
— А ты при чем?
— А я ей запрещаю! Асе 11 лет!
— Мы все время смотрим «Теорию большого взрыва», а там кругом секс…
— Но Асе еще рано знать!
— Когда-нибудь она узнает, не надо так нервничать.
— Не хочу, чтоб она узнала от 14-летней тупой козы. Объясни ты сама Асе про секс!
— Хорошо. Но с тобой я облажалась. Помнишь, как я объяснила про секс тебе?
— Да, ужасно.
— Может, ты?
— Ты — мать!
— Ладно, пойду попробую…
***
— Ася, а что там у вас с Катей произошло? Гас истерит…
— Классическая ситуация.
— В смысле?
— Она влюбилась в Гаса и просила меня ему об этом намекнуть. Сидели в номере, ну и слово за слово…
— Про секс?
— Не знаю, я в наушниках Шерлока смотрела.
**
Звоню Гас в другую комнату.
— Не хочу вставать, принеси мою книжку с кухни.
— Ну че, объяснила?
— …?
— Про секс…
— Не получилось.
— Лошара.
Да, я не знаю, как об этом говорить. Есть предложения?

Только любовь | Полина Санаева

Только любовь | Полина Санаева

Асин облик, он словно через кальку — матовый, пепельный, бледный, фарфоровый. И еще мраморный, если мрамор бывает горячим, и сразу таким, что уже отсекли все ненужное.

Ася — акварель, которую нарисовала английская барышня, героиня Джейн Остин. А вокруг газон, много простора и воздуха. Асины глаза – это то, что в литературе называют «цвета дождя», иногда полупрозрачные, иногда темные и мокрые, как дождевая вода в старой бочке. Все это совсем не похоже на меня, и мне кажется, я высидела в своем гнезде яйцо каких-то чужих птиц. Инопланетных – в палевом оперении. Когда она была маленькая, я смотрела в её глаза и думала «потемнеют», но надеялась, что нет. И они остались светлыми. Когда она была маленькая, было сразу видно, что это девочка: по локотку, показавшемуся из пеленки – абсолютно женскому круглому локотку с ямочкой. А сейчас и коленки – круглые. Асины волосы – это то, что в литературе называют – цвета опавших листьев. Цвета шкурки пумы, цвета речного песка…Темные, но все-таки русые волосы, сливающиеся с ландшафтом. И вся она с рождения – это ровное и неясное свечение, то проступающее в воздухе, то растворяющееся в нем. И самое яркое в этом свечении — медный отсвет ресниц. Его видно только на солнце, или когда она молчит, или спит…

Только любовь

Асин облик – он весь округлый, и младенческий и женский одновременно, ангельский в общем… Артикуляция неправильная, артикуляция с характером, прихотливая и волевая. А эти маленькие ушки-ракушки, эти ямочки на щеках, эти легкие родинки, изгиб шеи и колечки волос – как небо на картине Ван Гога. И пухлые пальчики, как у нимф на сервизах «Мадонна»! И тут тебя эта Мадонна трясёт и орет в лицо: «Мама! У меня дырка на колготках! У меня прыщик подмышкой! У меня ожог облееез! Что будем делать? Ты вообще меня видишь?» И рыгает.

Scroll Up